Semper fidelis

Объявление





Освобождение соратников из Азкабана прошло успешно, похоже, фортуна на стороне оборотней и тех, кто продолжает называть себя Пожирателями Смерти. Пока магическая общественность пытается прийти в себя, нужно спешить и делать следующий ход. Но никому пока не известно, каким он будет.

Внимание!
Форум находится в режиме низкой активности. Регистрация открыта для тех, кого устраивает свободный режим игры.


• Правила • Гостевая • Внешности
• Список персонажей • Сюжет
• Нужные персонажи
• Магический центр занятости
• Книга заклинаний

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Semper fidelis » Личная игра » will you .. ?


will you .. ?

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://sa.uploads.ru/2SnK9.gif http://s7.uploads.ru/4jkE3.gif http://s1.uploads.ru/B25cX.gif

Участники: Terence Higgs & Samantha Fawcett

Отредактировано Samantha Fawcett (2017-11-17 20:50:42)

+1

2

ты – наказание и в тот же час – награда.
книга, которую я не могу прочесть.
мне ничего и знать о тебе не надо,
кроме того, что там,
где-то там
ты есть.

Вспомнить все. Память интересная штука, порой она подсовывает нам совершенно странные картинки прошлого. Иногда они хороший, и ты невольно улыбаешься, вызывая у женщины, что живет вместе с тобой это дежурно «с тобой всё нормально?». Ну, по мнению этой дамочки, я улыбаюсь в трех случаях. Первый – когда ей удается не поджечь к чертовой бабушке панкейки. Второй – когда наша дочь поднимается с коленочек прямо на ножки. Ну и, конечно же, третья – когда кому-то плохо, а мне хорошо. Нет, ну это конечно всё так, но есть же множество других вещей, которые могут вызвать у меня улыбку.
Вспомни нашу первую ночь, и то как я отнял у тебя палочку, заставив убираться очень быстро, ведь вот-вот должна была приехать твой мама. Боже, ты с мокрыми волосами, с безумным желанием убивать, носилась по дому судорожно запихивая все в кладовую (которую ты прозвала гардеробной), что была в комнате. И конечно же момент, когда твоя мать открыла эту дверцу, и что на нее выпало всё и даже больше. Твоё смущение, ее шок и … улыбка на моих устах. Это было забавно, безумно забавно, и до сих пор вспоминая сей инцидент я не могу удержать эту дьявольскую ухмылку.
А то, как ты с опаской ложилась рядом со мной на больничную койку. Несмотря на всю боль, что накрывала тогда с головой, я вспоминаю этот момент с особой теплотой. Девушка, что помогла пережить эту ужасную ночь. Девушка, которая стала смыслом бренной жизни.
Иногда воспоминания бывают плохими. В основном они связаны с детством… с темным безрадостным детством, проведенным  под гнетом тирана-отца. Отца который диктовал свои правила всей семье, который держал нас в узде, который так и не дал расправить крылья… который сделал меня своим подобием.
Вспомнить все.
«Как здорово, что мне не придется видеть твое лицо по утрам, Хиггс» - сказала ты в первый день жизни в новом доме. Странно, что теперь ты льнешь ко мне ночами, а я поглаживаю тебя по волосам, говоря какие-то глупости, вызывая легкую улыбку на столь любимых губах.
«Убил предыдущую суженную, синяя борода?» - прозвучало так язвительно, что я подумал, будто бы у нас есть что-то общее, хотелось ответить, что ты станешь следующей жертвой, вот только по сути до тебя в моем сердце никто не селился. Никто не осмеливался. Да что уж там, все считали, что его просто нет.
«Тебе ли не лучше, если я умру от воспаления легких?» - глупая, как же мне хотелось схватить тебя за плечи и хорошенько тряхануть, чтобы мозги встали на место, но ты и так была еле жива. Переломный момент. Странно, что мне вдруг стало не плевать на полукровку, что жила в комнате по соседству. Черт подери, да ради твоей жизни я был готов на все, лишь бы на утро ты все еще дышала, лишь бы тебе стало лучше. Стал бы я возиться с кем-то другим так же, как возился в ту ночь с тобой? Нет. Мне было плевать на всех и вся, но почему-то именно рядом с тобой я провел эту бессонную ночь. Именно тебе я без конца менял компрессы, именно тебе делал обтирания, именно тебя относил в ванную, чтобы погрузить в прохладную воду и хоть как-то сбить высокую температуру. Именно рядом с твоей кроватью провел эту ночь…а ты так «вовремя» вспомнила какого-то Хьюго. Забавно, а во мне ведь взыграла ревность, заметила ли ты?
«Я беременна» - мое сердце пропустило удар, эта новость которую я никак не ожидал, она опьяняла и дурманила одновременно. Перед глазами пронеслись сразу две жизни – в одной я похож на своего отца, а значит являюсь по сути тараном, о смерти которого мечтают все родственники, включая самого ребенка. Во второй – я заботливый отец, любящий муж. Да, я не смог бы оставить тебя, ни за что бы не позволил прервать эту беременность. Мерлиновы подштанники, да, я был ошарашен, но…. вспоминая слова твоей матери, я словно поймал ту нужную суть всей ситуации «дети не рождаются просто так, это благословение, это дар». А если всё в действительности так, так почему я в принципе стоял в тот момент и выглядел как чертова рыба гуппи глупо открывающая свой рот, попутно выпучивая глаза так, что складывается впечатление, будто они вот-вот вылетят к чертовой матери из орбит.
всё дело в том, что открытое настежь сердце
всегда получает в десятки раз больше ран.

«Сегодня ты хороший, а завтра смотришь на меня волком. Я не могу так, я не могу жить так дальше. Нам лучше …» - как странно, но я отчетливо слышу твой голос у себя в голове, помню всё до мельчайших деталей, ты ведь сотню раз отстранялась от меня. Сотню раз говорила мне, себе, а так же всем окружающим, что у нас не может быть ничего общего. Ты так хотела в это верить, но… Странно, когда твоя жизнь так тесно переплетена с жизнью такого негодяя как я, да? Странно, и в то же время странно.
«Я.. Я люблю тебя» - ты призналась в этом первой, ты сказала это так громко, и одновременно тихо, словно опасалась, что нас кто-то услышит, словно это что-то запретное. Может быть, любить такого человека как я это противозаконно, и даже противоестественно, но ты ведь полюбила. Ты сказала об этом первая, ждала, ты столько времени ждала, что я скажу это в ответ, но… Теренс Хиггс всегда был сложным человеком, слишком зажатым, слишком холодным. В семье, в которой я вырос было не принято говорить о своих чувствах… хотя, может быть это лишь потому, что этих чувств не было.  Говорил в ответ «я тоже», но это ведь совсем не то, да, родная?
Родная. Ты стала мне такой родной, Саманта Фосетт, ты стала слишком близкой, настолько, что я не представляю жизни без тебя.
Вспомнить все. Все, что между нами было. Хорошее, плохое… ведь нейтрального, между нами никогда не было. Лед и пламя, нас всегда бросало в разные стороны, мы всегда готовы были взобраться на баррикады, для того, чтобы устроить революцию в отдельно взятом доме. Сейчас всё несколько иначе.
Сегодняшний день я провел совершенно один в этом большом доме, который так изменился, с того самого первого вспоминания. Я вспомнил всё. Всё, что было с нами. Вспомнил, и лишний раз убедился в том, что когда-то сделал правильный выбор, и что судьба свела нас не просто так. Ты отдыхала с малышкой у своей мамы, сказала, что оставишь ее там на выходные, а мы устроим себе небольшой выходной. Это впервые за всё время. Я же весь день был дома, не пошел на работу, нашел уважительную причину, и впервые соврал …. соврал этим важным людям в Министерстве. Зачем? Это определенно, обрадует тебя, родная.
- Ну вот, а говорила «вернусь очень быстро», - это не упрек и даже не попытка как-то тебя задеть, скорее просто констатация того факта, что я в очередной раз был прав,- надеюсь, что ты не ела плюшки у матери, потому что знаешь… хотя нет… не знаешь, иди, прими душ, переоденься во что-нибудь сексуальное.  Не имею ничего против этих твоих леггинсов, но я хотел бы видеть тебя в платье,- с малышкой особо не нарядишься, но мне хотелось бы, чтобы сегодня Саманта почувствовала себя не матерью, а желанной и прекрасной женщиной,- давай-давай,- я подгоняю Саманту, и она скрывается на втором этаже не забыв посмотреть на меня как на полоумного.
Сегодня я сам приготовил потрясающий ужин. Да-да, я в этом деле хорошо, просто скрывал это… чтобы не припрягали лишний раз.
- Ну вот, другое дело,- наконец встречаю девушку в гостиной, и она всё еще смотрит на меня с каким-то подозрением,- ну не смотри на меня так, будто бы я на развод подам сейчас. Мы даже еще не поженились,- ага, столько времени вместе и что-то всё как-то никак. Час настал? Но об этом несколько позже.
- Я подумал, что не плохо было бы выйти в люди, посетить ресторан, но потом вспомнил, что ужасно не люблю людей, но люблю вкусно поесть, поэтому знаешь, сегодня я остался дома, не разнес кухню, попрошу заметить, и,- открываю перед Самантой двери в столовую, где накрыт потрясающий стол, а свет выключен, горят только пару-десятков свечей, создавая поистине романтическую атмосферу,- решил, что мы устроим себе ресторан дома, ты не против?,- пока ты стоишь и хлопаешь глазами, я оставляю легкий поцелуй на твоей шее, и кожа вмиг покрывается мурашками,- присаживайся,- помогаю ей сесть, заботливо пододвигая стул,- что-то не так?
Ну просто она так смотрит, будто сейчас я и впрямь выдам что-то очень-очень плохое...а я ведь хочу сказать то, что Саманта ждала долгие годы. Три главных слова крутились на моем языке очень долго, вот только слететь всё никак не могли. Все потому что я привык молчать о чувствах, но ведь ты меня изменила, да?

Отредактировано Terence Higgs (2017-11-21 18:18:19)

+1

3

Время бежало неумолимо быстро, я не успевала переворачивать страницы календаря и совершенно потеряла счет своим декретным дням. Она росла слишком быстро, и как же жаль, что это время – самое лучшее время – нельзя было замедлить с помощью заклинания. Взмахнуть палочкой и зависнуть тут, с малышкой, с ее беззаботной улыбкой и пока еще с возможностью дать ей все то, чего хочется дать. Ребенок затмил все происходящее, до и после, никогда бы не подумала, что смогу так сильно полюбить кого-то без возможности разлюбить. Неразрывно связав себя с дочерью, я подписала себе не радужный приговор – страдание пусть и в мимолетной разлуке. Но отдых необходим даже бесчувственным роботам, поэтому вчера я сдалась и согласилась на мольбы матери оставить внучку им на выходные. С ум сойти, кажется, я увезла туда всю детскую, и даже несмотря на это по пути домой все равно начала переживать. Мне повезло, что по возвращению домой я наткнулась на Теренса, который тут же отвлек мое внимание от волнительной темы.
- Ты дома? – удивленно вскинув брови, воскликнула я. Трудовые будни в самом разгаре и последние месяцы лишь я безнаказанно могла зависать дома, «отдыхать» как периодически он говорил, но разумеется был совершенно неправ. Хиггс даже находясь при смерти покорно поднимался с кровати в 5:30 и летел на работу. А тут … Да так, просто я подумала … – многозначительно вглядываюсь в его глаза, но почти сразу отвожу взгляд, пожимая плечами. Неважно. Повторно удивлюсь на его просьбу переодеться, но поделать нечего, в крайней степени задумчивости покорно плетусь наверх, чтобы найти платье где-то в недрах гардеробной. Крайний раз я надевала платье, дайте вспомнить, черт. Не стоит думать, что я жалуюсь, нет моя жизнь наполнена прелестями поприятнее, чем дорогие наряды. Я знала от чего отказывалась, наверное.
- Так лучше? – мужчина одобрительно кивает, но отчего-то мнется на оном месте. Я делаю вид, что не замечаю, обхожу мужчину стороной, попутно проводя рукой по его плечу. Присаживаюсь за стол, не скрывая изумления. Развод? По числу моих убитых нервных клеток могу смело сказать, что достойна медали «заМужество». Смеюсь, постукивая пальцами по столешнице. Здесь по-особому хорошо. В этом доме. Эти стены хранили много наших секретов прошлого, но почемe-то хотелось вспоминать лишь хорошее. Это было мне свойственно, вспылить, а после быстро остыть и плыть дальше. Я была, возможно, типичной женщиной, чьи эмоции то зашкаливали, то безмятежно плескались на глубине души. Чувствую запах, аппетитно, но тот факт, что мужчина никогда не готовил, не может не подвергать в шоковое состояние. Но я держусь. Не вздумай говорить мне, что скучал. Подмигиваю ему, а сама почти подпрыгиваю на месте. За годы совместной жизни я привыкла ко всем сторонам его души, но на ласку он расщедривался не часто, предпочитая слегка отстраненное общение сюсюканью. Теренс стал частью меня не меньшей, чем дочь. И да, у меня был выбор, я хотела впустить его в свой мир. Пусть периодически я и утверждаю обратное, но это рвется наружу женская сущность, не стоит воспринимать всерьез.
Он целует меня в шею, хочется сойти с ума, но я умело держу себя в руках. Не в первый раз, у меня появился иммунитет, хотя стоит повторится, что Хиггс не часто балует меня таким вниманием. Как дела? – осторожно интересуюсь у отца своего ребенка, эта роль далась ему особенно просто. Вот уж кто был удостоен особым вниманием Теренса Хиггса. Я уже немного по ней скучаю, надеюсь это нормально в условиях того, что последние месяцы мы были неразлучны. Мне кажется, скоро я свихнусь. Пора на работу, но малышка еще слишком мелкая. Хиггс разливает вино по бокалам, и я делаю небольшой глоток, горло непривычно обжигает. За время кормления грудью совершенно отвыкла от таких прелестей жизни, как бокал красного за ужином и, клянусь, нет ничего приятнее, чем вновь ощутить себя … полноценным человеком что ли. Ты хотел о чем-то поговорить? Или все же заболел и недуг склонил тебя к поварскому делу? – со временем подобные саркастичные фразы стали вполне нормальными для нас, поэтому на моем лице не мелькнула даже тень улыбки. Я торопливо бросила взгляд на настенные часы в кованной раме и отметила про себя, что нетерпеливо ерзаю на стуле и почти в полной боевой готовности ехать обратно к матери и забирать своего ребенка домой. Это диагноз, который коснулся и меня, а ведь я питала большие надежды стать адекватной.
- Мама передавала тебе привет и просила в следующий раз приехать вместе со мной, мол забыла, как выглядит зять, – пожимаю плечами, опустив уголки губ вниз, - Лукавила. Или тоже затемпературила. Но несмотря на это, ее отношение к Теренсу после рождения внучки изменилось и с каждым днем становилось все лучше. Это ли не ответная реакция на изменение поведения самого Хиггса ко всем нам? Если я терпеливо выслушивала все его отчасти нудные рассказы о работе или тысячные обвинения в том, что полотенца в ванной висят не по линейке. Родителям привыкнуть было тяжелее. Но, к счастью, мы жили отдельно.
Хиггс сосредоточенно смотрел на меня, сидя по другой конец стола, но во взгляде его я не читала ни настороженности, ни строгости. Он был мягок. Он был таким слишком редко, чтобы я легкомысленно отмахнулась и продолжила заниматься своими делами. Я любила этого мужчину в каждом из его настроений. Когда он злился и между бровей появлялась возмущенная морщинка, подсознательно я ловила себя на мысли, какие красивые и точеные черты лица, очерченные скулы и острый подбородок. Когда радовался, тысячи морщинок лучиков появлялось около глаз, а губы растягивались в улыбке, обнажая глубокие ямочки на щеках. Когда нервничал, взгляд беспомощно бегал, словно в поисках ответов, губы сжимались в нитку. Только спустя тысячу проведенных вместе часов я научилась понимать его 24/7 вне зависимости от времени суток или погоды за окном. И мне было с ним хорошо, потому что, не смотря на работу, положение в мире или свое настроение, он стремился закрыть меня в комнате спокойствия и умиротворения, готовый отважно принять любые тяготы жизни на себя, оградив свою семью. Теренс Хиггс за эти годы сильно вырос и из избалованного своенравного мальчишки превратился в мудрого мужчину, целеустремленного и заботливого. Мы выросли вместе и теперь я мало представляла себе альтернативное развитие событий без него. Я впитывала его каждой клеточкой себя и сейчас знала лишь то, что не хочу однажды проснуться и понять, что его больше не будет рядом.
- К чему такой официоз, мой дорогой? Или где-то за углом припрятаны чемоданы с моими вещами и это правда «развод»? – я смеюсь, хотя раньше вполне себе могла выпалить подобное вовсе не в шутку. Многое поменялось, включая нас самих.

+1


Вы здесь » Semper fidelis » Личная игра » will you .. ?


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC